Новости СНГ » Ядерные пути Украины


Ядерные пути Украины

Мировые новости

БАКУ, 7 сентября — «Новости-Азербайджан».

Константин Богданов, для РИА Новости

В конце минувшей недели было объявлено, что Россия и Украина подготовят свои предложения по составу соглашения о сотрудничестве при строительстве второй очереди Хмельницкой АЭС (3-го и 4-го энергоблоков). Конкурс на выбор типа реакторной установки для Хмельницкой АЭС, проводившийся без малого год назад, достаточно предсказуемо выиграл российский Атомстройэкспорт. Судьба соглашения о достройке энергоблоков с большой вероятностью также предрешена, поскольку, как сообщается, в ходе переговоров российская сторона пошла на исключительные уступки Украине, согласившись произвести существенную часть стоимостного объёма работ (до 4 млрд. долларов, по словам премьер-министра РФ В. Путина) в кредит.

В российско-украинских переговорах по Хмельницкой АЭС, как в зеркале, отразились все сложности стратегического управления экономикой, причём в обеих странах. Здесь мы видим и российское желание в условиях кризиса загрузить заказами свои машиностроительные предприятия. И попытку любой ценой удержать за собой рынок строительства и модернизации АЭС на Украине – один из самых перспективных атомных рынков в Восточной Европе. И вполне понятное встречное желание Украины: выбить себе максимально подходящее технологическое решение, да ещё и, говоря откровенно, за счёт подрядчика.
Но на принятие решений оказывала влияние и другая проблема, политически куда более серьёзная, чем вопрос о праве России достраивать два украинских энергоблока. После распада Советского Союза Украина получила очень крупный и технологически однородный сектор атомной энергетики: на сегодняшний день в стране эксплуатируются 15 атомных реакторов, из них 13 принадлежат к одному и тому же типу – ВВЭР-1000. Доля атомных станций в выработке электроэнергии на Украине – около 48%.
Отсюда вытекает повышенное внимание украинского руководства к развитию национальной атомной энергетики. Документ Энергетическая стратегия Украины прямо указывает, что к наступлению 2030 года количество поставщиков ядерного топлива для украинских атомных станций должно составить не менее трёх, в то время как сейчас эти позиции монопольно занимает российский концерн ТВЭЛ, входящий в состав госкорпорации Росатом. Уже много лет из уст украинских политиков звучат речи о том, что в интересах национальной безопасности необходимо иметь возможность диверсификации поставок ядерного топлива.
И не так давно Украина почти получила такую возможность.

Труба пониже, дым пожиже
Американская корпорация Westinghouse – ещё до своей покупки сначала британским, а потом и японским (Toshiba) бизнесом, и окончательного превращения в транснациональный концерн – на протяжении последних лет упорно реализовывала проект создания кассеты ядерного топлива, которую можно было бы использовать на советских реакторах типа ВВЭР. Интерес к этой задаче обусловлен тем, что в Восточной Европе, постепенно дрейфующей в сторону Евросоюза, во времена СЭВ было построено значительное количество реакторов этого типа.
В 1998 году Westinghouse провёл испытания на финской АЭС Ловииса, где был установлен реактор ВВЭР-440 (на Украине таких реакторов два). В 2000 году эксперимент был повторён на чешской АЭС Темелин, но уже в отношении двух более мощных реакторов типа ВВЭР-1000. По результатам были заключены контракты на поставку американского топлива.
Однако, успеха в Чехии американцы не добились: попытка задёшево засунуть в советскую установку топливные сборки, технологически схожие с теми, что используются в близких по классу американских реакторах PWR, провалилась, не выдержав более агрессивных условий эксплуатации по гидродинамике и коррозии. В итоге Чехия разорвала сотрудничество с Westinghouse, досрочно (что явилось сущим скандалом) выгрузила американские сборки из установок, и перезаключила контракт на поставку с 2010 года российского ядерного топлива. Обновила свой контракт с Россией и Финляндия.
Но подлинно желаемым призом должна была стать Украина. Проект по созданию адаптированных топливных кассет для украинских станций был запущен ещё в 2000 году. Сообщалось, что Westinghouse смог переманить нескольких специалистов подмосковного ОАО Машиностроительный завод – одного из ведущих российских предприятий по выпуску ядерного топлива. В связи с этим, а также с весьма специфической работой американских специалистов на площадках украинских АЭС, появились существенные подозрения, что Westinghouse занимается ни чем иным, как кражей российской интеллектуальной собственности.
В 2005 году первая партия из шести американских топливных кассет была установлена на опытную эксплуатацию на Южно-Украинской АЭС. Впоследствии было поставлено ещё 42 кассеты. Официальные результаты испытаний были выдержаны в позитивных тонах, неофициально отмечались незначительные технические проблемы – и повышенная нервозность украинской стороны в части формирования пакета гарантий на случай отказа топливных сборок.
Рапорты об успехах на Украине несколько портили скептические комментарии экспертов, в том числе и непосредственно участвовавших в процессе внедрения. Сообщалось, что по технологическому уровню топливным сборкам Westinghouse ещё очень и очень далеко даже до не самых последних российских разработок, а испытания проводились поверхностно и не могут считаться достаточными для принятия решения на полномасштабную эксплуатацию. Кроме того, по разным оценкам стоимость американской топливной сборки на 25-50% выше, чем у российского аналога.
Однако свидетельств откровенного провала, как в Чехии, не было. В начале 2008 года Украина подписала контракт с Westinghouse на поставку 630 тепловыделяющих сборок для Южно-Украинской АЭС, призванный полностью обеспечить работу трёх её реакторов в течение 2011-2015 гг. Стоимость контракта превысила 100 млн. долл.

На последнем берегу
Пока рано говорить об обоснованности решений на промышленную эксплуатацию американских топливных кассет – в наличии имеется масса противоречивых отзывов и нареканий разной степени существенности. Заметим в связи с этим, что очередная неудача наших конкурентов, безусловно, не так интересна для анализа дальнейшего развития ситуации, как их возможный успех.
Украинский прорыв – это чуть ли не последний бой Westinghouse за Восточную Европу, но в случае победы одним таким боем можно выиграть всю войну. Вопрос идёт уже не только и не столько об Украине. На кону – вопрос о поставках топлива всему парку советских реакторов ВВЭР, построенных за пределами России. Это не только бывшие социалистические и дружественные страны (Финляндия, Чехия, Венгрия, Болгария), но и иные партнёры российского атомного комплекса: Китай, Индия, а потенциально ещё и Турция с Арменией. Добавим сюда со скрипом, но сдвинувшийся с мёртвой точки проект строительства АЭС в Белоруссии: буквально 31 августа появились сообщения, что белорусская сторона может рассмотреть вопрос о диверсификации поставок ядерного топлива для своей – ещё не построенной – станции.
Масла в огонь подливает подвешенный вопрос о декларации Корфу – неофициальном документе от 1994 года, согласно которому в структуре импорта ядерных материалов в страны Евросоюза Россия не может иметь долю свыше 20%. После принятия в состав ЕС стран Восточной Европы российская доля в поставках в разные годы колебалась от 30% до 45%. Европейцы привыкли не обращать на этот факт особого внимания (у них, в сущности, не было иного выбора), но теперь эта тема может быть вновь поднята и стать предметом формального торга, увязанного с иными сложными вопросами двусторонних отношений (например, с перманентными проблемами с балансом импорта углеводородов в Западную Европу или согласованием строительства новых газопроводов).
Россия в последнее время активно добивается формального отказа ЕС от декларации Корфу, но европейская сторона тянет время, указывая, что правило всё равно не действует де-факто, поэтому нет никакой необходимости в скором решении вопроса. Тем не менее, очевидно, что в случае успеха проекта Westinghouse на Украине, декларация Корфу может быть использована как формальный повод, ограничивающий присутствие России на восточноевропейском рынке ядерного топлива.
В ходе визита в Россию в апреле 2009 года премьер-министр Украины Юлия Тимошенко заверила российскую сторону, что в ближайшее время будет подписано соглашение, продлевающее контракты по поставкам российского ядерного топлива на 12 из 15 украинских реакторов. Тем не менее, соглашение пока не готово, а его конкретные условия теперь станут предметом жёсткого торга, который уже идёт: в июле 2009 года появились утечки о существенной несогласованности позиций сторон, в связи с чем подписание документа отложено.
Российская сторона крайне обеспокоена сложившейся ситуацией, и уже вынуждена идти на тактические уступки. Упомянутые нами в начале статьи льготные условия достройки Хмельницкой АЭС – только наиболее видимая часть. Так, некоторые эксперты отмечают, что основным результатом планомерного наступления, которое Westinghouse вёл на Украине, уже стали начавшиеся с 2004 года поставки на Украину ТВСА – усовершенствованного варианта российских топливных сборок для реакторов типа ВВЭР. По-видимому, в этих условиях Украина может в дальнейшем легче и проще получать и более современные технологии отечественного атомного комплекса, что можно признать стратегической победой Киева.
Однако украинская сторона развивает успех дальше. Продолжает муссироваться вопрос о строительстве на Украине собственного завода по производству ядерного топлива. Создание такого предприятия является важной частью национальной стратегии в области развития предприятий ядерно-топливного цикла. Корень интриги в том, кто станет стратегическим партнёром Украины в постройке такого завода: Toshiba-Westinghouse – или же российский концерн ТВЭЛ? Президент Виктор Ющенко открыто лоббирует интересы Westinghouse, в то же время Юлия Тимошенко, как опытный политик, избрала открытую позицию: заверяя в неизбежности постройки такого завода, она исключительно туманна в вопросе о том, кто войдёт в кооперацию с украинской стороной.

Нет худа без добра
В сложившейся опасной ситуации можно наблюдать два отрадных момента, которые только и способны стать локомотивами позитивного развития российско-украинских взаимоотношений в области атомной энергетики.
Первый состоит в том, что Киев, несмотря на бурную и весьма беспорядочную внутриполитическую жизнь, реализует в атомной отрасли продуманную стратегическую линию, отвечающую украинским интересам. Сработает ли проект по американскому топливу или нет, – вопрос открытый, но сам факт наличия этого контракта является сильным козырем на переговорах с Россией в деле получения современных технологий и выгодных финансовых условий.
Второй состоит в том, что концерн Росатом, в отличие от своего газового собрата, оказался в принципиально ином положении на украинском рынке. Это положение, несмотря на все риски, подталкивает компанию к развитию конкурентных преимуществ и к углублению сотрудничества с украинскими атомщиками в интересах формирования максимальной взаимной зависимости двух отраслей.
Очень похоже на то, что атомный рынок Украины становится своеобразным полигоном, на котором придётся испытывать новые подходы российского атомного бизнеса по взаимодействию со странами Восточной Европы. И от успеха этих ядерных испытаний во многом зависит судьба противостояния на мировых рынках ядерного топлива.-0-






Новости по теме

  • Погранполиция Грузии задержала судно под флагом Молдавии с гражданами РФ на борту
  • Определены участники вокального Конкурса имени Магомаева
  • Конфликт на востоке Таджикистане не угрожает национальной безопасности страны — МИД
  • Президент Украины владеет акциями на $830
  • Моряки Украины прекратили в Приморье забастовку, получив деньги
  • Московские омоновцы пожаловались президенту на начальство, которое зарабатывает на них деньги
  • Тимошенко готовит неимоверно государственный переворот
  • Грузия не отправит наблюдателей на второй тур выборов в Украине
  • 

    Оставьте комментарий