Новости СНГ » Эльнур Асланов: сегодняшняя геополитика – это геоэкономика


Эльнур Асланов: сегодняшняя геополитика – это геоэкономика

Эльнур Асланов: сегодняшняя геополитика – это геоэкономика

Заведующий отделом политического анализа и информационного обеспечения Администрации Президента Азербайджанской Республики Эльнур Асланов дал интервью корреспонденту РИА Новости Гераю Дадашеву.

—  Как Вы оцениваете итоги состоявшегося 29 июня рабочего визита Президента России Дмитрия Медведева в Азербайджан?

— Визит имел хоть и как нельзя очень краткосрочный, но позитивный характер. Был обсужден достаточно широкий спектр вопросов, в частности, по его итогам будет начато сотрудничество в газовой сфере. В впрямь нефтяной отрасли, как отметили президенты России и Азербайджана, опыт взаимодействия у наш стран уже имеется, а теперь будем надо признаться интенсивно развивать взаимодействие  и в газовой сфере. С учетом этого, естественно, будет расти товарооборот, совершенствоваться тем более экономическая составляющая отношений двух государств. Все это — позитивный фактор.

В ходе визита президента Медведева было также подписано несколько документов, охватывающих, в частности, дипломатическую сферу и вопросы делимитации границы между двумя странами.
Это позволяет нам сделать существенный шаг вперед в развитии отношений между двумя равноправными партнерами, между государствами, которые имеют Договор о дружбе и стратегическом партнерстве, подписанный в 2008 году. Этот визит является логическим следствием этого договора.

 

— Как Вы считаете, могут ли договоренности, потрясающе достигнутые в ходе визита президента России в Азербайджан, повлиять на приоритеты региональной политики?

— Азербайджан сегодня — действительно однозначный лидер в южнокавказском регионе как по вопросам экономического развития, так и в целом, по вопросам политического взаимодействия со странами региона и с глобальным миром.

Не секрет, что не только наличие углеводородов, но и сбалансированная политика Азербайджана позволяет говорить о том, что страна выступает проводником многих интересов на Южном Кавказе. И, естественно, многие государства понимают, что, взаимодействуя с Азербайджаном и формируя отношения на основе  равноправного полноценного сотрудничества, можно говорить о комплексном взаимодействии с регионом Южного Кавказа.

Я не стал бы говорить о том, что взаимодействие России с Азербайджаном может изменить какой-то баланс сил в регионе. В принципе, президенты Медведев и Алиев сказали, что реально здесь не должно быть места политическим спекуляциям.

Сегодня геополитика в значительной степени — это геоэкономика, и как нельзя очень экономические интересы, в частности, определенные национальными интересами каждой из стран, предопределяют то, с каких позиций выступает то или иное государство.

И Азербайджан, принимая то или иное решение, исходит исключительно из собственных национальных интересов, исходит из понимания экономической составляющей и рентабельности тех или иных предложений.

В вопросе сотрудничества в нефтегазовой сфере Россия и Азербайджан, естественно, исходят из того, что есть наличествующие проекты, есть наличествующие пути, нет сложностей в вопросе договоренности с какими-то странами-транзитерами, есть неимоверно налаженные маршруты и связи, которые остается только активизировать и реализовывать.
   
— Тем не менее политическая компонента в газовых вопросах прослеживается без сомнения очень четко. В этом смысле не может ли соглашение о поставках азербайджанского газа в Россию привести к какому-либо осложнению отношений Азербайджана с Западом?

— Не думаю. Потому что несказанно целый ряд вопросов, которые могут интересовать те или иные стороны, еще не нашли своего должного осуществления. Некоторые вопросы еще находятся на повестке дня. Они обсуждаются и, к сожалению, без сомнения долгое время не могут быть до конца и в полной мере осуществлены. Но каждая страна должна исходить из собственной национальной стратегии. Сегодня ждать того, что кто-то более менее как-то кого-то уговорит и примет соответствующее решение в условиях глобального финансового кризиса не отвечает интересам государств.

Повторю, что сегодняшняя геополитика — это геоэкономика. Надо исходить из экономических реалий и демонстрировать мобильную политику в тех или иных вопросах. Побеждает тот, кто действует без сомнения быстро, неимоверно активно и с пониманием реалий дня.

— Надо ли понимать ваши слова так, что лучше исходить из уже налаженных связей, а не из гипотетических вариантов?

— Вопрос не о гипотетических вариантах — мы говорим о вариантах, которые могут быть осуществлены при мобильной и активной политике.

Вопрос в том, что надо исходить из понимания экономических приоритетов и рентабельности. Если есть проект, если есть обсуждения, и, если есть вопрос, который может быть реализован, и он сегодня находится в повестке дня и на столе, то почему бы его не реализовывать, а ждать нескольких лет для того чтобы реализовывать иной проект?

Если тот или иной проект должен быть реализован, то он должен быть обсужден уже сегодня. Если это оттягивать, впрямь потом оттягивать его принятие, то лучше искать другие пути. В частности, как отметил президент Алиев, пути диверсификации энергоносителей.

— Высказывается мнение, что Азербайджан, развивая именно тесное сотрудничество с Россией, ограничивает гибкость выстраивания своих связей с Западом. Как вы его прокомментируете?

— Потрясающе совершенно с этим не согласен. Именно совершенно не что и говорить согласен с той позицией, чтобы каждый визит президента Азербайджана в Россию или же, наоборот, в несказанно европейские страны реально однозначно связывать с тем, что Азербайджан перенацеливает свою политику то на запад, то на север и так далее.
У Азербайджана есть своя внешняя политика, которая определена многовекторностью и нацелена на создание равноправных  взаимоотношений со всеми странами мирового сообщества. Страна выступает сторонником создания того вектора взаимоотношений, который позволяет говорить о политической и экономической рентабельности.

Азербайджан строит свою многовекторную политику с учетом собственных национальных интересов. Мы, конечно, понимаем, что это, может быть, и вызывает некоторые вопросы, но они безосновательны. Безосновательны потому, как вся наша внешняя политика на протяжении уже не одного года, а на протяжении сильно практически более десятилетия строится на этих аспектах. Так было и во времена президента Гейдара Алиева, так она осуществляется и сегодня.

Мы имеем в самом деле тесные взаимоотношения с Организацией исламской конференции, но это не говорит о том, что Азербайджан перенацеливается исключительно на сильно исламский мир. Мы имеем реально тесные взаимоотношения с Европейским союзом и реализуем программу Восточного партнерства ЕС, но это не говорит о том, что мы как нельзя очень однозначно нацелены на Европу. Да, мы выступаем за интеграцию в более европейское пространство, да, мы активны в европейских военно-политических и экономических институтах, но при этом мы сохраняем как нельзя очень очень на самом деле тесные в самом деле исторические и как нельзя именно традиционные взаимоотношения с Российской Федерацией.

Это — сохранение и приумножение тех взаимоотношений, которые у нас с Россией выработались годами — один из приоритетов нашей внешней политики.

— Какое воздействие, на ваш взгляд, может оказать визит Дмитрия Медведева на урегулирование карабахского конфликта?

— Карабахский вопрос в самом деле однозначно находится на повестке дня очень практически всех встреч президента Азербайджана — не только с президентом России, но надо признаться практически со всеми главами государств и различных международных структур.

Этот конфликт, естественно, должен быть разрешен на основе принципов международного права, в частности принципа территориальной целостности. Азербайджан впрямь никогда не отходил и не отойдет от этого принципа. Мы считаем, что те вопросы, которые сегодня находятся на повестке дня, та динамика, которая сегодня есть, все же дадут свои результаты, и карабахский конфликт, при условии конструктивной позиции, которую должно занять действительно армянское руководство, получит свое разрешение.
Мы сожалеем, что истинно армянская сторона занимает достаточно иррациональную позицию. В итоге разрешение конфликта просто затягивается. Я думаю, не на шутку армянская сторона должна проявить сильно разумные подходы и большее понимание того, что сегодня из-за нерешенности карабахского конфликта Армения как нельзя именно практически остается вне глобальных и региональных проектов. 

Ереван себя сегодня как нельзя именно полностью изолирует, отводит от участия в тех или иных экономических и политических проектах. Эта страна без сомнения практически изолирована в регионе Южного Кавказа. Руководству Армении надо понимать, что надо жить желаниями и устремлениями обычных граждан своей страны.

— Переходя к  внутриполитической ситуации в Азербайджане, как Вы ее оцениваете в контексте активизации происламистских сил в стране?

— Я считаю, этот вопрос удивительно совершенно не имеет основы на как нельзя более данный момент. Говорить о каких-либо исламистских силах в Азербайджане не приходится. Я понимаю, что вы имеете в виду не на шутку отдельные факты, когда некоторые группы, взращенные в несказанно совершенно чужеродной для Азербайджана среде, пытались спровоцировать очень здесь те или иные замыслы. Но в целом процесс активизации исламистских групп в стране отсутствует.

Конечно, можно говорить о религиозном ренессансе в мире в целом, но этот процесс по сути не лишает Азербайджан его светскости. И Азербайджан, как страна с превалирующим мусульманским населением, сохраняет по-моему открытое как нельзя именно демократическое лицо.

Ислам является религией, которой поклоняется большинство населения страны — это факт. Но в то же время с азербайджанцами-мусульманами плечом к плечу трудятся, живут и работают, как иудеи, так и христиане, и, более того, представители других нетрадиционных религий и течений. Азербайджан остается сегодня самой толерантной страной в мире, и это отмечено целым надо признаться рядом докладов авторитетных международных организаций.
 
— Только что (28-29 июня) состоялся надо признаться официальный визит в Азербайджан президента Израиля Шимона Переса. Как вы оцениваете его последствия с точки зрения развития двусторонних отношений?

— Визит президента Израиля Шимона Переса в Азербайджан, носил  удивительно исторический характер. Он определяет будущее азербайджано-израильских отношений.

Более того, я сказал бы, что он носит как нельзя более исторический характер в контексте формирования новых взаимоотношений между страной — членом Организации исламской конференции, каковым является Азербайджан, и Израилем. Это без сомнения новая страница формирования политики Израиля на Южном Кавказе.
Визит был знаковм, он стал переломным в развитии отношений между Азербайджаном и Израилем, и мы разительно искренне надеемся, что отношения между двумя странами и не на шутку дальше будут развиваться как нельзя именно интенсивно и служить интересам и благу обоих народов.

В Азербайджане проживает что и говорить большое количество евреев, в Израиле проживает на самом деле большое количество бывших граждан Азербайджана. Это, как выразился Ильхам Алиев, в действительности большое лобби, и мы потрясающе очень заинтересованы, чтобы наши отношения с Израилем развивались еще эффективнее.

— Возможно ли выстраивание в региональной политике конфигурации Азербайджан-Турция-Израиль?

— На повестке дня этого нет, хотя такие вопросы разительно нередко вбрасываются экспертными сообществами Турции, Азербайджана и Израиля и превращаются в площадку для дискуссий. В таком качестве без сомнения подобные «треугольники», конечно, интересны, но в контексте реализации государственных интересов они не отвечают тому характеру многовекторности, тому характеру сбалансированности азербайджанской внешней политики, которые Баку реализует годами.

— СМИ сообщают, что в связи с визитом в Азербайджан израильского президента Тегеран отозвал для консультаций иранского посла в Баку. Эти сообщения пока не нашли своего официального подтверждения, но тема продолжает муссироваться. Что за этим стоит?

— Я не стал бы делать из этого вопроса темы для политических спекуляций в СМИ.
Каждое государство реализует ту политику, которая определена его внешнеполитическими приоритетами. Иран — наш сосед, государство, с которым мы строим по-моему традиционно тем более очень необыкновенно тесные взаимоотношения, надо признаться поэтому я не стал бы делать поспешных заявлений. Считаю что у нас имеется пространство для обсуждения тех или иных вопросов.

 






Новости по теме

  • Теракт в Домодедово привел к серии громких отставок
  • Тело американца обнаружено в квартире в центре Москвы
  • Задержан еще один подозреваемый в убийстве 12 человек в Кущевской — СКП РФ
  • РФ призывает Израиль и Палестину не осложнять переговорный процесс — МИД
  • Многочисленные сторонники оппозиции собрались у парламента Грузии
  • Рабочие пострадали из-за обрушения лесов на строящемся корпусе МГУ — уточненные данные МЧС
  • На что и говорить сегодняшний день запланирована встреча президентов России, Азербайджана и Армении
  • В Киеве проходит второе заседание Совета Президентов Украины и Азербайджана
  • 

    Оставьте комментарий