Новости СНГ » Политические игры в снежном плену


Политические игры в снежном плену

Снежный апокалипсис, обрушившийся на Молдову с 20 по 22 апреля, продемонстрировал беспомощность власти и ничтожность всех споров о системе избрания парламента.

Синоптики сообщили, что за два дня выпала месячная норма осадков. Однако складывается впечатление, что на самом деле на центр и юг Молдовы обрушился весь снег, который должен был выпасть за эту и прошлую зиму. Специалисты утверждают, что такого не было 120 лет.

21 апреля днем Кишинев, на который пришелся главный удар стихии, был полностью парализован: под тяжестью мокрого снега повалилось более полутора тысяч деревьев, оборваны линии электропередачи, повреждено множество автомобилей, нарушено газоснабжение. Из-за завалов перестал работать общественный транспорт, кареты скорой помощи не выезжали на вызовы, в магазинах и супермаркетах появились пустые полки, с перебоями работали Интернет и мобильная связь.

Еще 20-го днем казалось, что в природе произошла небольшая аномалия, и многие весело шутили по этому поводу. В ночь на 21-е стало ясно, что приближается катастрофа. В дни стихийного бедствия, когда государство было особенно необходимо для выполнения своих первостепенных функций – обеспечения защиты и безопасности граждан страны, – оно полностью отсутствовало. Депутаты и министры разъехались на пасхальные каникулы. Премьер-министр Павел Филип рекомендовал всем сидеть дома. Градоначальник Кишинева Дорин Киртоакэ, который в последние годы превратился в предмет всеобщих насмешек, вообще был неизвестно где.

Люди были предоставлены сами себе и стали самоорганизовываться через социальные сети. Утром 21 апреля многие горожане самостоятельно вышли расчищать дворы от снега и поваленных деревьев. Тем временем чиновники не могли разобраться, кто должен вводить чрезвычайное положение – премьер-министр или парламент. По Конституции Молдова является парламентской республикой. Но в условиях, когда народные избранники отдыхали от трудов праведных на каникулах и, разумеется, не могли прибыть в столицу из-за заносов на дорогах, возможности собрать чрезвычайное заседание парламента не было.

Президент Игорь Додон, не дожидаясь решения правительства, приказал армии выйти на расчистку улиц столицы и пострадавших районов. Одновременно Партия социалистов Республики Молдова (ПСРМ) призвала своих членов взяться за лопаты. Спустя некоторое время спохватилась и правящая Демократическая партия Молдовы (ДПМ), которая также мобилизовала своих сторонников.

К вечеру 21 апреля ситуация постепенно стабилизировалась. Но теперь все ожидают потопа, когда выпавший снег начнет таять. Ведь в ближайшие дни синоптики обещают 22 градуса тепла.

Последствия стихии пока определить трудно. Но ясно, что ущерб для Молдовы будет огромным. Непривычные в это время года заморозки и снегопад во время весеннего цветения с высокой вероятностью уничтожили весь будущий урожай овощей и фруктов. Другим следствием, безусловно, станет еще большее падение авторитета всех ветвей власти. Хотя кажется, что дальше уже падать больше некуда.

Внезапный снежный удар на время оттеснил споры об избирательной системе на второй план. Но только на два-три дня. Скоро все встанет на привычные места.

23 года в Молдове парламент избирался по партийным спискам. Демократическая партия во главе с фактическим хозяином Молдовы олигархом Владом Плахотнюком предложила поменять эту систему на выборы по одномандатным округам. Обоснование подается в красивой пропагандистской упаковке: депутат, мол, станет ближе к народу, у избирателей появится право его отзыва, не будет диктата лидеров партий и т.д. На самом деле все это пропагандистская шумиха. В подоплеке лежит простое и вполне понятное желание ДПМ и ее лидера Влада Плахотнюка закрепить свое нынешнее положение во власти (полный контроль над парламентом, правительством и всеми госструктурами) на неопределенно долгое время.

Дело в том, что по партийным спискам на всех очередных и досрочных выборах, которые проводились в Молдавии с 2009 года, демократы в силу своей подмоченной репутации и рекордно низкого уровня доверия к своему лидеру (на уровне 2–3%) не могут набрать больше 12–15 депутатов из 101. При этом ДПМ вынуждена проводить самую дорогостоящую избирательную кампанию. По итогам выборов каждый депутат демократам обходится почти на вес золота. Особенно по сравнению с другими партиями, которые проводят представителей в парламент за счет авторитета своих лидеров или популярности отстаиваемых идей. Тем не менее Демократическая партия с 2013 года фактически является правящей. Секрет фокуса, в результате которого ДПМ волшебным образом формирует правящее большинство и диктует повестку дня парламенту и всему государству, кроется в фантастических способностях Влада Плахотнюка и его помощников «убеждать» депутатов от других фракций присоединиться или поддержать ДПМ.

Сегодня во фракции состоят 40 депутатов, большая часть которых, конечно же, во имя высоких идеалов и «будущего страны» (как же иначе) перебежали к демократам. О том, какие «аргументы» лежали в подоплеке формирования правящего большинства в Молдовы, представляет собой секрет Полишинеля.

Изменение избирательной системы открывает неограниченные возможности «работать» с кандидатами напрямую и уже на стадии выдвижения. Правящая партия, в руках которой все административные ресурсы, да еще вдобавок правоохранительные органы, по определению не будет иметь конкурентов в избирательной кампании. Тем более что в последнее время в стране развернулась такая «беспощадная» борьба с коррупцией, что очень многие чиновники и политики не на шутку испугались. Следует отметить, что по странному стечению обстоятельств эта борьба затрагивает представителей других партий, некогда являвшихся союзниками ДПМ, либо тех, кто неосмотрительно перешел дорогу ее лидеру.

Закручивание гаек – это второй метод после смены избирательной системы, с помощью которой ДПМ и Плахотнюк идут к своей цели – полной безраздельной власти. Причем задержания проводятся с показательной жестокостью, с применением неоправданного и демонстративного насилия и унижения подозреваемых. Доступ адвокатов и СМИ к находящимся под следствием ограничен. Суды проходят в каких-то каморках размером 4 на 6 м, судя по всему, специально, чтобы затруднить работу представителей СМИ.

Когда градус недовольства неоправданными репрессиями достиг опасной отметки, как-то очень вовремя, почти как снег на голову, на Молдову обрушилась сенсационная новость о том, что на координатора всего в стране – Влада Плахотнюка – готовилось покушение. Злоумышленники были схвачены, а оторопевшим обывателям (в Молдове никаких покушений на политиков отродясь не было) по телеканалам (которые находятся под контролем олигарха) в режиме нон-стоп прокручивали «оперативную» запись о том, как три мужика на улице в каком-то сквере на фоне выбиваемого ковра, сидя на корточках, чертят палочкой на песке схему «покушения».

Против бурной деятельности ДПМ выступила единым фронтом сильно потрепанная властью, но еще не растерявшая кураж парламентская и внепарламентская оппозиция. Как левая – Партия коммунистов (ПКРМ – Владимир Воронин), «Наша партия» (Ренато Усатый), так и правая – «Платформа DA» (Андрей Нэстасе), Либерально-демократическая партия (ЛДПМ – Виорел Чиботару), партия PAS (Майя Санду). Их поддержал целый ряд других партий и общественных объединений, а также не связанные с ДПМ представители гражданского общества.

Если бы к этому демаршу присоединились и социалисты вместе с Игорем Додоном, то вполне вероятно, что замысел ДПМ изменить систему выборов провалился бы, несмотря на то что демократам удалось набрать голоса для положительного голосования в парламенте. По сложившейся в Молдове традиции для изменения такого рода необходимо получить благоприятное заключение Венецианской комиссии, которая в таких случаях настаивает на так называемом широком политическом консенсусе в отношении той или иной инициативы. Здесь, как видим, ни о каком согласии даже и речи нет.

Партия социалистов пошла другим путем. На днях ее фактический лидер Игорь Додон выступил с предложением ввести в Молдове смешанную систему выборов. О том, что дело идет к смешанной системе, говорили почти все авторитетные эксперты, указывая на то, что ДПМ специально «повышает ставки». Но предложения смешанной системы как шаг навстречу «требованиям оппозиции и общества» ждали от ДПМ, но никак не от ПСРМ. В итоге социалисты попали под шквал критики. При этом аргументы в защиту своей позиции они предлагают неубедительное и противоречивые.

В итоге это дало основания всем оппонентам ДПМ и ПСРМ говорить о сговоре двух партий и о желании сделать будущий парламент фактически двухпартийным, отодвинув всех остальных на обочину политического процесса. В самой двухпартийной системе ничего крамольного нет. Как известно, во многих странах политическая система функционирует именно таким образом. Однако в Молдове у большинства представителей политического класса нет ни малейшей веры в то, что демократы и социалисты способны установить справедливые «правила игры» для всех, а не только для своих партий и взять на себя ответственность за положение дел в стране. «Снежный» экзамен показал, что молдавские политики с удовольствием красуются на красных дорожках и у черных лимузинов, но избегают принимать сложные решения и нести за них ответственность.

Многим непонятно, почему ПСРМ не пользуется своим сильным козырем – поддержкой населения. Они могли бы привести к парламенту тысяч 50–100 своих сторонников в защиту прежней, пусть не идеальной, но все же испытанной временем системы выборов по партийным спискам и потребовать от ДПМ отказаться от своей затеи. Такой «аргумент», несомненно, возымел бы действие. Тем более что многие депутаты, особвенно те, кто нагрел руки на торговле принципами, помнят, как они спасались от народного гнева 20 января прошлого года, переодевшись кто во что горазд.

Судя по всему, Игорь Додон и Влад Плахотнюк надеются в последний момент перехитрить друг друга. Надо признать, что пока в этом отношении весовые категории несопоставимы. В этом деле Плахотнюк большой мастер. Все, кто пробовал с ним затевать такие игры, кончили плохо – экс-премьер-министр Влад Филат сидит в тюрьме по обвинению в коррупции, председатель ПКРМ Владимир Воронин потерял большую часть фракции, которая ныне находится в составе ДПМ, а сама партия утратила былое влияние, председатель Народной Европейской партии Молдовы Юрий Лянкэ когда-то считался перспективным политиком, а сейчас на подтанцовках у ДПМ и другие. И все это не считая «погоревших» бизнесменов.

Президент Игорь Додон и ПСРМ решились на рискованную игру. Они сейчас под огнем критики оппозиции, и, конечно же,  Плахотнюк этому очень рад. Ему выгодно, чтобы ПСРМ теряла очки накануне предстоящих в 2018 году (или раньше, если ДПМ решит сыграть на опережение) парламентских выборов. Как бы то ни было, развязка завязавшейся интриги наступит скоро – летом или в крайнем случае осенью этого года.

Зураб Тодуа

Источник






Новости по теме

  • Молдова занимает 7-е место в мире по доле денежных переводов в ВВП
  • Низкий рост: какие зарплаты будут получать учителя в Молдове
  • Сколько «стоит» пройти растаможку в Молдове: детали утренних обысков
  • Парламент абсурда: 10 причин, по которым нынешний созыв законодательного органа Молдовы войдет в историю
  • Политические игры в снежном плену
  • Черная бухгалтерия: За год Молдова лишилась еще одного миллиарда долларов из-за «ошибок» в финансовых отчетах
  • Русский язык в Молдове: чтоб не пропасть поодиночке
  • «Больницы смерти» в Молдове: здесь 100-процентная смертность от инфарктов, а диагноз «пневмония» звучит как приговор
  • 

    Комментарии отключены